?

Log in

No account? Create an account

Максим Мирович

Кораблю безопаснее в порту, но он создан для океана


Previous Entry Share Next Entry

Дом Якуба Коласа.

DSC00418

Якуб Колас - номинальный классик белорусской литературы XX века. Скажу сразу, что книги Коласа я не люблю - вся проблематика, поднятая в них, давно осыпалась и завяла вместе с тем строем, что ее породил. Или даже раньше. Или даже ее не существовало вовсе, проблематики этой.

Если коротко - все книги Коласа про крестьян и про деревню. Даже когда он писал про город - все равно получалась книга деревенского жителя про деревню. Ни про что другое он писать не умел и не хотел. Бесконечные унылые деревянные хаты, серая и неинтересная жизнь, домотканые рубахи и гнилая картошка, бесконечные несчастья честного трудового народа "пад панскiм гнетам". Чтобы вы поняли - это примерно как если всю историю США свести к жизни афроамериканских гетто. Потом еще начались бесконечные партизаны, говорящие цитатами из справочника молодого чекиста.

За это он получил кучу званий и наград и умер в теплой постели. И это в то время, когда творили Кафка и Джойс, Томас Манн и Бертран Рассел. Когда сыпались искры из-под литературной наковальни, ковавшей новое понимание того, что же такое есть человек.

DSC00420

Впрочем, не будем о грустном. Как бы то ни было - Колас пока еще остается видной фигурой в культуре Беларуси, его именем названа центральная площадь столицы и улица, на которой стоит дом с моей минской квартирой. Давайте просто посмотрим, как жил "дзядзька Якуб" в пятидесятые годы.





03. Дом Коласа располагается в Минске, в районе Академии наук. В начале пятидесятых годов это была окраина города, а сейчас это самый что ни на есть центр - город сильно вырос в восточном направлении. Строил дом архитектор Георгий Заборский; тот самый, что спроектировал много зданий в Минске пятидесятых годов. Дом выглядит достаточно узнаваемо и интересно.

DSC00436



04.

DSC00439



05. Обойдем вокруг дома. Слева от входа расположился погреб-"лядоўня".

DSC00437



06. Чуть дальше - какой-то сарай, в котором раньше была баня и гараж. Сарай абсолютно сельского вида.

DSC00448



07. Перефразируя известный афоризм - "Можно вывезти дедушку из деревни, но деревню из дедушки - никогда".

DSC00449



08. За забором виднеется здание попроще, куда переселили детей и родственников Якуба Коласа после его смерти, сделав из его дома музей. Мне почему-то кажется, что этот дом начали проектировать и строить еще при жизни Якуба, прямо перед окном его кабинета - но об этом позже.

DSC00341



09. С обратной стороны Дом Коласа выглядит вот так.

DSC00444



10. Окно.

DSC00434



11. Давайте заглянем внутрь. Дом начинается с вешалки (вспомнилась пословица про театр), на которой до сих пор сохранились оригинальные медные крючки. К сожалению, это одна из немногих оригинальных деталей, оставшихся в доме - особенно на первом этаже.

DSC00349


12. Из прихожей открывается вот такой вид. По обе стороны от точки съемки - по две проходные комнаты. Прямо - что-то вроде бывшей кухни. Сейчас в доме Коласа экспозиция музея, сделанная в лучших советских традициях - выбросить все настоящее и оставить идеологически верное. В доме не осталось ни ванной, ни кухни - как известно, советские писатели не писяют и не кушают, а только лишь постоянно думают о судьбах народа, мировой революции, и пишут, и пишут.

DSC00353



13. Вот, например, дверь. Лично мне она гораздо интереснее бесконечных сборников произведений Якуба Коласа, выставленных вокруг. Что было за ней? Как выглядела реальная жизнь в доме? Книгу я могу и в магазине посмотреть. Зачем они выкинули старую ручку и привинтили китайскую позолоченную, купленную за 2 доллара в "Хозтоварах" на Логойском тракте?

DSC00351



14.  Книжечки под стеклом. Справа, кстати, отличная иллюстрация в традициях белорусской книжной графики, но все равно - книгам тут не место. Верните коласовскую кухню, я хочу видеть, где он завтракал каждый день.

DSC00373



15. Давайте поищем еще оригинльных деталей. Вот, например, лепной плинтус. Не знаю, был ли он тут в пятидесятые.

DSC00374



16. Дверная коробка, безусловно, оригинальная. Может, чуть подкрашенная в ходе ремонта.

DSC00375



17. Давайте пойдем на второй этаж, там осталось больше всяких интересных оригинальных штук. Лестница. Под потолком - типичная лампа пятидесятых годов (у меня дома такая же есть, осталась от прежних хозяев квартиры), направо - двери на большой балкон-террасу, прямо - двери в кабинет и спальню Коласа (туда мы еще заглянем), налево - двери в парадную часть дома. Идем туда.

DSC00376



18. На втором этаже сохранился оригинальный паркет пятидесятых. Да, именно такой - не очень качественный, неровный. Стыки между комнатами "добирались" из остатков. При ходьбе паркет скрипит. Кстати, на первом этаже под современным ковровым покрытием серого цвета остался этот же паркет - старый и скрипучий.

DSC00380



19. Гостиная. Здесь осталсь оригинальная мебель - Колас привез ее, кажется, откуда-то из Прибалтики, и уже в то время это был антиквариат. Мебель, по-моему, довольно безвкусная.

DSC00384



20. Несмотря на достаточно презентабельный вид, в доме пахнет бедной деревней - запах сырости и мышей. Не знаю, почему так.

DSC00386



21. Под полтолком в гостиной - аляповатая розетка.

DSC00391



22. Телевизор. Не знаю, смотрел ли его Колас. В настоящее время от оригинального телевизора пятидесятых остлся один остов, внутри которого стоит горизонтовский "кубик" - уже тоже старый.

DSC00393



23. Рояль.

DSC00395



24. В старые оконные рамы вставили современные стеклопакеты. Хорошо еще, ручки оставили.

DSC00399



25. Столовая на втором этаже. Напоминает типичную минскую квартиру пятидесятых.

DSC00400



26. Мебель здесь поприятнее, чем в гостиной.

DSC00401



27.

DSC00404



28. Дверная ручка. Вот это настоящая жизнь - ролик, с помощью которого дверь закрывлась. Чаще всего он проваливался внутрь - и приходилось на дверную коробку подбивать резинку, чтобы дверь закрывалась плотно. Еще очень примечательны шурупы - они чаще не закручивались, а забивались молотком - раз и навсегда.

DSC00407



29. Пойдем дальше. А дальше - кабинет Якуба Коласа.

DSC00412



30. Пишущая машинка. Это еще дореволюционная модель, на которую добавлена белорусская буква "у нескладовае". На бумаге набран велеречивый текст - про мудрую политику коммунистической партии, советского народа, бла бла бла. И это в то время, когда Элиас Канетти... ладно, не будем о грустном.

DSC00409



24. Книжный шкаф. Выбор книг писателя комментировать не буду.

DSC00414



24. Часы на книжном шкафу. Вообще в комнате осталось довольно много часов и несколько барометров - это производит достаточно странное и загадочное впечатление. И мне кажется, я раскусил эту загадку. Сидя в кабинете своего нового дома и то и дело глядя на часы, столь быстро отсчитывающие время, уже очень немолодой Якуб Колас понял, что этот дом выстроили вовсе не для него - а для будущего музея его имени. В котором о его жизни будут расскзывать идеологически верные экскурсоводы.

DSC00416



25. Я знаю, что ощущал Колас, каждый день садясь за новый стол рабочего кабинета. От него больше не ждут книг, не ждут стихов; есть своеобразный запрет на превращения - он должен остаться "белорусским писателем про деревню". Писать больше ничего не нужно.

DSC00417



26. Жизнь прожита. Ты живешь в музее собственной осторожности, бесхребетности, лоялизма. Те, кто был иным - лежат в земле с простеленной головой. Ты выжил, ты же лучше их. Правда, Якуб? - спрашивает сова-пресс-паье.

DSC00419



27. Не знаю, что отвечал Колас сове-совести.

DSC00432



28. Осталась последняя дверь. Дверь в спальню писателя - это маленькая проходная комнатка из кабинета. Она оставляет удивительное впечатление - в самом дальнем углу огромного дома притаилась маленькая комнатушка. Потолок в ней ниже, чем в остальном доме. В уголке стоит маленькая, почти подростковая кроватка. В ногах кровати - дверь в уборную, слева от двери - печь.

Все очень напоминает маленькую комнатку в деревенском доме.

DSC00430



29. На стене висит портет сына и барометр. Мне кажется, что именно в этой комнатке Колас чувствовал себя уютно. Он вспоминал времена "Нашей Нивы" - когда не было еще ни СССР, ни званий и регалий, ни ежедневной необходимости писать про успехи на посевной, ни нервной обязанности отвечать на ежедневные звонки из "доброжелательной организации".

Он вспоминал о жизни без золотой клетки.

DSC00424


30. Просыпался, смотрел в потолок и думал, думал.

DSC00431


30. А на стуле лежит портфель писателя...

DSC00426


..за последние четыре года жизни, прошедшие в новом доме, Якуб Колас не написал ни одной новой книги.

______________________________________________


Понравился пост? Расскажите о нем, нажав на одну из кнопочек ниже:


promo maxim_nm август 1, 2012 15:32
Buy for 500 tokens
Привет! Давайте знакомиться — меня зовут Максим Мирович, я топ-блогер "Живого Журнала":) Уже несколько лет я веду блог maxim_nm на платформе Livejournal, который стал одним из самых популярных и посещаемых блогов рунета. Я пишу о путешествиях, индустриальном…

btclub February 22nd, 2014
Усё пазнаецца ў параўнаньне.На тле астатняга корпусу беларускіх-савецкіх пісьменьнікаў ён сапраўды клясік,хоць прызнаем,і спісаўшыся.
Мяркую,што ён разумеў,у якім атачэньні ён жыве і што адбываецца.Але ж...,магчыма,ягонае галоўная памылка была ў тым,што ён вырашыў застацца па усходні бок мяжы.

maxim_nm February 22nd, 2014
Мабыць, так.

tam_erm February 22nd, 2014
Што ж вы спазніліся на дзень? Учора якрааз святкавалі дзень матчынай мовы, вось і атрымалі б люлей:)

maxim_nm February 22nd, 2014
:))

tala_tarasenko February 22nd, 2014
Спасибо за интересную экскурсию.
Я пока смотрела - читала вспомнила биографию Павла Тычины. Правда,там первый сборник стихов был талантлив, но итог, похоже, немногим отличается. Не знаю, как Якуб, но Тычина признанным классиком тоже не былсчастлив: прожить так, чтобы наполучать кучу регалий и поощрений от власти, когда большинство знакомых молодости - расстреляны или в лагерях,а незадолго до смерти высказать "А вся моя творчість пішла за водою..." - не слишком завидная участь.
Кстати,я читала Якуба Коласа, того же "Симона-музыканта" (это я на обложки книг взглянула). Ну, если отбросить беспросветность действительности и дидактику: "мы бедные, но честные!",- то у него, по -моему, был литературный дар. Правда, о партизанах в его исполнении не читала, допускаю, что там книги похуже.

kisunika February 22nd, 2014
спасибо, было интересно прочитать и поглядеть.

воздушные шарики на лестнице удивили.

maxim_nm February 22nd, 2014
Там литературные вечера всякие проходят - наверное, остались от чего-то такого.

netesov February 22nd, 2014
Зато у Вас в друзьях националист Олег Леусенко: http://netesov.livejournal.com/326927.html
Если это недоразумение, прошу сообщить.

kabierac February 22nd, 2014
у него в друзьях ещё и белорусско-еврейско-украинско-польский националист Антон Рудак.

broks_broks February 22nd, 2014
Замечательный репортаж!
Мне ещё в очень далёкие школьные годы казалось, что его творчество было поднято на некий предестал с идеологической целью, а потому было скучно и предсказуемо. Да и в принципе сыграло очень негативную роль в воспитании в нас, тогда школьниках, ощущения беларусов как тоскливых бедных, гарэтных людей. Терпеть не могу навязывание такого мироощущения.

barsun_life February 22nd, 2014
О да! Именно благодаря вот такой классике в школе на уроках бел. лит. и прививалось ощущение белорусской "колхозности", чернухи, безысходности и забитости. До сих пор помню эти эмоции, внутренний протест и нежелание причислять себя к таким белорусам.

maksim_l February 22nd, 2014
Чалавек мог яшчэ пратрымацца ў 1920-я, але пасля 1930-х проста выгарыць знутры.

maxim_nm February 22nd, 2014
Цiкава тое, што прыкладна ў гэтую пару Коласа вельмi змянiўcя на твар. Вельмi добра прасочваецца па здымках, быццам бы iншы чалавек.

reedcat1965 February 22nd, 2014
> ..за последние четыре года жизни, прошедшие в новом доме, Якуб Колас не написал ни одной новой книги.

А "На ростанях" разве не в 1953-54 году написана?

maxim_nm February 22nd, 2014
Я слышал, что она написана из кусков, созданных раньше. Да и в любом случае - 1 произведение за 4 года...

nostradamvs February 22nd, 2014
Спасибо. По-моему, первый здравый взгляд на Коласа, который я слышу (хотя взгляд, конечно, можно только видеть). И очень интересен дом-музей, я там был в каком-то совершенно раннем детстве и ничего не помню.

Edited at 2014-02-22 10:43 am (UTC)

maxim_nm February 22nd, 2014
Дом интересный, да.

sabrina_lite February 22nd, 2014
Спасибо автору.

По-моему, самый крутой ваш писатель - это Короткевич. Прочла его в оригинале - жесть еще та!

Если захотите мне ответить, то пишите па-беларуску. Люблю ваш язык, жаль, что он почти вымер.

maxim_nm February 22nd, 2014
Нiчога не вымерла:) Караткевiч так, файны пicьменнiк, найлепшы з усiх з беларускiх у XX стагоддзi.

itaip_u February 22nd, 2014
Радиола может быть вполне исправна

shokaku_2 February 22nd, 2014
Я в этом музейчике год проработал научным сотрудником. На первом этаже там при Коласе были комнаты его сыновей и кухня - там, где сейчас экспозиция. После смерти писателя весь особнячок переделали в музей, а к 1982 году (к столетию со дня рождения)открыли на втором этаже мемориальную зону, с аутентичными интерьерами. Первый этаж, по-прежнему, целиком музейный.

А в библиотеке Коласа были весьма любопытные книги, не только советские. Первые издания белорусских классиков (Богушевич, Купала, Богданович), белорусские книги XIX-начала XX веков и т.д. Только они хранятся в музейной библиотеке, иногда на выставках появляются.

Из книг Коласа, мне кажется, сейчас следует отметить три его условно "ранние" вещи. "Новая зямля" - столь нелюбимая вами крестьянщина, но поданная в довольно романтичном и светлом духе (если не считать мрачного финала), национальная классика, как-никак. "Сымон-музыка" - довольно интеллигентное и тонкое произведение, некоторые художественные образы там весьма стильные, есть хорошая поэзия. Первая часть трилогии "На ростанях" ("У палескай глушы") - вполне светлая и позитивная история про молодого сельского учителя, его отношения с детьми, первую любовь. В общем, среди того, что было написано Коласом где-то середины 1920-х годов, есть достойные и сейчас вещи. Потом, увы, только отдельные стихотворения, по большому счету.

maxim_nm February 22nd, 2014
Спасибо, интересно)

ext_2230233 February 22nd, 2014
Собрали их в союзы,
Поставили в колонны.
Одели в сини блузы
И выдали талоны (на харч)

И кончился писатель,
Пропал в толпе поэт.
Ведь глух к ним обыватель.
Слов ярких тоже нет.

maxim_nm February 22nd, 2014
Как-то так, да.

viktorbobrov89 February 22nd, 2014
очень интересно... Беларусь приоткрыла для меня ещё одну свою грань

maxim_nm February 22nd, 2014
Рад, что понравилось.

dne80 February 22nd, 2014
Пост замечательный, но вы действительно думаете, что в 50-е подавляющее большинство людей жили вот так? В те годы жить в собственном особняке с роялем, телевизором и мебелью - был удел единиц. Остальные смертные ютились в коммуналках с общей кухонькой, ванной и туалетом. И то, если сортир в доме, а не на улице - это уже был особый шик.
Советская элита: писатели,научные и партийные деятели, чиновники среднего и высшего ранга, да и то не все имели счастье жить в подобных особняках.
О чем думал ваш писатель? Да, наверное, почти о том же, что и современные графоманы, сидя в шезлонге под пальмами или за рулем новенького "Лексуса".
Потому что,всегда и во все времена в нашей стране статус был дороже совести.
P.S. Почему я говорю "в нашей"? Да потому что я до сих пор не признаю "независимость" бывших союзных республик. Да как их ни назови, менталитет у людей до сих пор советский.

maxim_nm February 22nd, 2014
Если вы внимательно читали текст, то я как раз и написал об этом - я не знаю, что думал и чувствовал Колас, живя в особняке посреди разрушенного города. Мой прадед Евстигней Мирович, чуть постарше Коласа, тоже известный деятель культуры - отказался от квартиры в новом доме и умер в минском деревянном бараке с одной комнатой и кухней, в 1952 году.