?

Log in

No account? Create an account
Поддержать блог Максима Мировича: Перевести денежку

Максим Мирович

Кораблю безопаснее в порту, но он создан для океана


Previous Entry Share Next Entry

СССР — страна без женских прокладок.



Так, друзья — сегодня будет очередной пост про "прелести жизни" в Советском Союзе. Как вы наверное уже знаете — фанаты СССР обычно любят хвалить эту страну, выпячивая в виде достижений всякие там космические ракеты, которые не имели отношения к жизни 99% населения страны — за всё время существования СССР в отряде космонавтов побывало всего 120 человек.

Понятно, отчего так происходит, если начать рассказывать о других аспектах советской жизни — о быте, о медицине, о квартирах, о магазинах — словом, обо всём том, что касается жизни всех людей — то окажется, что СССР был бедной, нищей и отсталой страной, уровень жизни которой был где-то на уровне стран Африки, и в сегодняшнем посте я вам ещё раз это докажу на примере средств женской гигиены.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ про СССР — страну без женских прокладок. Обязательно заходите под кат, пишите в комментариях ваше мнение, ну и в друзья добавляться не забывайте)





Из истории женской гигиены.

Глядя на фото убогой и серой советской жизни, фанаты СССР время от времени вскрикивают — "а так в то время было везде!", "это просто такое время было!", "тогда все так жили" — иногда дополняя эти вскрики фотографией Джона Леннона на кухне у Маккартни.

На самом деле в развитых странах все удобные бытовые вещи появлялись намного раньше, чем в СССР — к примеру, уже в довоенной Америке пылесос и холодильник были вполне распространёнными вещами в городах, тогда как советским гражданам уже в пятидесятые годы со страниц "Книги о вкусной и здоровой пище" рассказывали о холодильнике как о каком-то новомодном чуде — "холодильник — это машина, которая работает электричеством!". Это же касается и предметов женской гигиены (а также детских подгузников) — в развитых странах они давно уже были, тогда как в СССР и слыхом не слыхивали о таких вещах.

Vata.jpg

Первые прототипы женских прокладок появились в США ещё в 1870-е годы, а в 1886 году они впервые появились в продаже под названием "Полотенца Листера". Прокладки, похожие на современные, появились в 1920-е годы и продавались под названием Kotex (сочетание хлопка и ткани), а в 1927-м году известная компания Джонсон & Джонсон представила свои прокладки Modess, которые стали основным конкурентом Kotex. Начинается борьба за потребителя и здоровая капиталистическая конкуренция — в результате чего рынок наводняют десятки мануфактур по производству женских товаров.

Примерно к 1950-м годам в США, а также в других развитых странах продаётся целая линейка женских товаров — прокладки, тампоны и прочее подобное. Ну а в СССР с этим всё было очень печально.



Женские прокладки в СССР.



В ответ на вскрики фанатов совка в стиле "Зато мы делали ракеты, и перекрыли кислород, а также в области планеты мы все один бальшой народ" просто спокойно спросите — почему же такой великий СССР не мог обеспечить достойную жизнь своих граждан? Детских подгузников "великая страна" так и не родила, точно так же, как и женских прокладок — женщины были вынуждены терпеть, страдать и стареть раньше времени.

Женских прокладок, как и других средств женской гигиены, в СССР не существовало вовсе. Дамам приходилось самостоятельно изготавливать что-то подобное из марли и ваты — и это в том случае, если эти вещи можно было купить в аптеке, с началом войны в Афганистане дефицитом стали даже такие простые вещи. Если не было бинтов, в качестве прокладок использовали старые и рваные трусы или майки, которые кроили и сшивали. Иногда, что бы "не протекало", внутрь подкладывали кусочек клеёнки или полиэтилена. После использования всё это стиралось и кипятилось, а затем хранилось в недоступных от мужчин и детей местах.

Использование таких самодельных средств гигиены было сопряжено с постоянными проблемами и с постоянно присутствующим чувством стыда — всё то, что было связано с вопросами женской гигиены, как бы не существовало в общественном дискурсе, этого как бы не было, и женщина должна была сама решать все эти вопросы, испытывая постоянную неловкость. В "критические дни" было принято гулять вместе с подругами, которым говорилось что-то вроде "я пойду вперёд, а ты посмотри, всё ли у меня хорошо".

Гигиенические прокладки и тампоны стали появляться в СССР только в Перестройку, а массово продаваться начали только начале девяностых годов, уже после конца совка. Что самое смешное — некоторые безумные фанаты СССР всерьёз считают, что "подсовывание прокладок" было чем-то вроде "идеологической диверсии проклятых капиталистов":





Послесловие.

Можно, конечно, и дальше продолжать гордиться ракетами и балетами — но лично я считаю, что уровень жизни в стране определяется прежде всего уровнем жизни её граждан, и в особенности женщин. Так вот, в СССР с этим всё было очень плохо — из-за тяжёлой жизни советская женщина к 30 годам превращалась в тётку, а к пятидесяти — в настоящую бабушку со вставными зубами и согнутой спиной. Уже за одно это стоило развалить СССР и всю советскую систему.

Такие дела.

Напишите в комментариях, что вы думаете по этому поводу, интересно.

Застали те времена)?







Добавляйтесь в друзья в ЖЖ;)

Подписывайтесь на мой канал в telegram
Подписывайтесь на меня в facebook
Подписывайтесь на мою страничку Вконтакте
Подписывайтесь на мой твиттер

_____________________________________________


Понравился пост? Обязательно расскажите друзьям про женские прокладки в СССР, нажав на кнопочку ниже:


Recent Posts from This Journal


promo maxim_nm август 1, 2012 15:32
Buy for 500 tokens
Привет! Давайте знакомиться — меня зовут Максим Мирович, я топ-блогер "Живого Журнала":) Уже несколько лет я веду блог maxim_nm на платформе Livejournal, который стал одним из самых популярных и посещаемых блогов рунета. Я пишу о путешествиях, индустриальном…

  • 1
alina_verdi March 5th, 23:13
Мне интересно послушать аргументы, что в её книгах ложь.

sidorow March 6th, 0:13
И вас тоже предупреждаю - это не делается одной фразой, нужно проделать некую работу. Если готовы - давайте попробуем.

К вам те же вопросы:

1. Предположим, вы когда-то познакомились с одним профессором, о чём рассказываете через некоторое время. Как вы его назовёте в этом рассказе? (ну кроме как ИванПетрович)

2. Вы помните номер школы, в которой учились? (ну или нескольких)

3. Вы встречались когда-нибудь с известным человеком? Ну вот совсем-совсем известным, известнее некуда?

alina_verdi March 6th, 0:19
Долгоиграющее вступление, ну да ладно)
1. Профессор такой-то академии Иван Петрович.
2. Да, помню оба номера. В принципе память хорошая, на числа и даты в том числе.
3. Прямо уж с очень известным нет. Так, звезды местного разлива.

sidorow March 6th, 7:43
Долгоиграющее тут не только вступление. Что я собственно хотел услышать по данным вопросам:

1. Назовёте профессором. Не доцентом, не аспирантом - так не бывает, вот вообще не бывает. Хотя он был когда-нибудь и аспирантом, и студентом, и детсадовцем - но мы этого не застали и говорить так не будем.
2. А вы знаете хоть кого-нибудь, кто не помнит номер своей школы? Я приставал к очень многим - о результатах пока умолчу.
3. Вот предположим - у вас на работе внезапно появляется Лукашенко А.Г., все в офигении. Он раздаёт указания - сделать так, сделать этак - и отбывает. Через некоторое время появляется какой-нибудь Иванов и начинает эти указания воплощать в жизнь. Есть у меня небольшое подозрение, что вы не будете об этом рассказывать вот так: К нам приехал Иванов и начал делать то-то и то-то.Это опять же не в природе человеческой.

Согласны?


sidorow March 6th, 7:56
А теперь давайте обратимся к тексту. Прямо к самому первому большому рассказу. Купюры я сделал в данном случае исключительно для хоть какой-то краткости.

---------------

Там, где стояло мое родное село Дьяковское, сейчас Пролетарский район Москвы. Война началась, мне было неполных восемнадцать лет. Я ходила в колхоз, потом окончила бухгалтерские курсы, стала работать. И Одновременно мы занимались на курсах пи военкомате. Нас там обучали стрелять из боевой винтовки. В кружке занималось сорок человек. Из нашей деревни — четыре человека, из соседней — пять, одним словом, из каждой деревни по несколько человек. И все девушки… Мужчины-то уже все пошли, кто мог…

Скоро появился призыв ЦК комсомола и молодежи, поскольку противник был уже под Москвой, стать на защиту Родины. Не только я, все девочки изъявили желание идти на фронт. У меня уже отец воевал. Мы думали, что мы одни такие… А пришли в военкомат — там много девушек. Отбор был очень строгий. <...> Одним словом, нам отказали. Пошли мы в райком комсомола, и там нам отказали.

Тогда мы делегацией из нашего района поехали в обком комсомола. Нам опять отказали. И мы решили, коль мы в Москве, то пойти в ЦК комсомола. Кто будет докладывать, кто из нас смелый? Думали, что одни там будем, а там в коридор нельзя было втиснуться, не то что дойти до секретаря. Там со всеми Союза молодежь была, много таких, что побывали в оккупации, за гибель близких рвались отомстить.

Вечером все-таки добились мы к секретарю. Нас спрашивают: «Ну, как вы пойдете на фронт, если вы не умеете стрелять?» А мы говорим, что мы уже научились…<...> Нам сказали: «Идите и ждите. Ваш вопрос будет решен положительно». И буквально через пару дней у нас были повестки на руках…

<...>Нас тут же одели в гимнастерки, пилотки, дали вещмешки и в товарный состав погрузили…

Мы еще не знали, куда нас зачислят, куда мы едем? В конце концов для нас было не так и важно, кем мы будем. Только бы — на фронт. Все воюют — и мы. Приехали на станцию Щелково, недалеко от не была женская снайперская школа. Оказывается, нас туда.

Стали учиться. Изучали уставы — гарнизонной службы, дисциплинарный, маскировку на местности, химзащиту. Девчонки все очень старались. С закрытыми глазами научились собирать и разбирать «снайперку», определять скорость ветра, движение цели, расстояние к цели, ячейки копать, ползать по-пластунски — все-все это мы уже умели. По окончании курсов огневую и строевую я сдала на «пять». Самое трудное, помню, было подняться по тревоге и собраться за пять минут. Сапоги мы брали по размеру на один-два номера больше, чтобы не терять времени, быстро собраться. За пять минут надо было одеться, обуться и встать в строй. Были случаи, что в сапогах на босую ногу в строй выбегали. Одна девчонка чуть ноги себе не отморозила. Старшина заметил, сделал замечание, потом учил нас портянки крутить. Станет над нами и гудит: «Как мне, девоньки, сделать из вас солдат, а не мишени для фрицев?»

Ну, и вот прибыли мы на фронт. Под Оршу… В шестьдесят вторую стрелковую дивизию… Командир, как сейчас помню, полковник Бородкин, он увидел нас, рассердился: девчонок мне навязали. Но потом пригласил к себе, угостил обедом. И, слышим, спрашивает у своего адъютанта: «Нет ли у нас сладкого к чаю». Мы обиделись: за кого он нас принимает? Мы воевать приехали… А он нас принимал не как солдат, а как девчонок. По возрасту мы ему были дочери. «Что ж я с вами делать буду, милые вы мои?» — вот как он к нам относился, как он нас встретил. А мы же воображали, что уже вояки…


------------------------

Вот прочитали мы этот текст. Возникает маленький вопрос - год-то на дворе какой? Что-то великий инженер душ человеческих такую мелочь нам не докладывает. Это, понятное дело, есть неотъемлемое свойство писателя-документалиста - ну да ничего мы сами с усами, читать умеем. Вот к вам и вопрос по этому тексту - в каком году происходит описанное здесь?

Edited at 2019-03-06 07:57 am (UTC)

alina_verdi March 6th, 8:44
Прочитала текст. Подробности есть - например, Орша, шестьдесят вторая стрелковая дивизия. Станция Щелково, где снайперская школа. Командир полковник Бородкин. Что не так?

sidorow March 6th, 12:37
Я вам задал другой вопрос по прочитанному тексту - когда происходит действие?

  • 1